Год молодежи
На главную
Год молодежи
На главную На главную О компании Художники О компании Мир профессий Карта сайта Будь здоров Мытари По городам и странам
Художники Звезда




Гойя вскрывает в своих картинах ложь, ханжество, тупость и суеверие своей эпохи



В 1771 году Гойя возвращается на родину и поначалу едет в Сарагосу, где в течение трех лет делает росписи в местных церквах и дворцах. Первый настоящий успех приходит к нему в Мадриде, куда он переезжает в 1775 году и где женится на Хосефе, сестре своего соученика, учителя и друга Франсиско Байе.

При содействии Байе Гойя получает заказ на серию картонов для королевской шпалерной мануфактуры и работает над ними с 1776 по 1791 год. В сорока картонах (Прадо, Мадрид), исполненных маслом, художник изображает сцены из жизни различных слоев испанского общества, труд и быт, праздничные гуляния. Композиции картонов лаконичны, смелы и оригинальны, краски ярки и звучны, хорошо найден национальный типаж.

Одновременно с работой для королевской мануфактуры Гойя пишет многочисленные портреты: и официальные заказные, и такие, в которых проявляется живой интерес живописца к портретируемому, проникновенное отношение к нему, позволяющие заострить образ, увидеть его самые характерные черты.

В 1780-е годы Гойя уже не веселый гуляка, музыкант и прожигатель жизни, а серьезно работающий художник. Честолюбивый и настойчивый, он стремится к положению в обществе, к материальному благополучию и добивается многого. В 1785 году он становится заместителем директора Академии Сан Фернандо, в 1786 году – художественным руководителем королевской шпалерной мануфактуры, в 1789 году получает звание придворного художника.

Тяжелая болезнь (страшные шумы и головные боли, нарушение равновесия) отрывают художника на два года от работы. Только в начале 1794 года он берется за кисть, но слух потерян и потерян навсегда. Отрезанный от мира, замкнувшийся в себе, сорокавосьмилетний мастер начинает острее чувствовать, глубже понимать, вдумчивее работать. В середине 1790-х годов в творчестве Гойи происходит перелом. Мрачные стороны испанской действительности встают перед ним во всей их неприкрытой наготе.

Как и раньше, Гойя пишет портреты, но как безошибочно он теперь видит самую суть образа. Еще в 1787 году, работая над портретом испанского короля Карла III, художник не затушевал, а подчеркнул безобразный облик старого монарха. Когда же в 1800 году Гойя создал «Портрет королевской семьи» (Прадо, Мадрид) – вступившего на престол Карла IV с женой, детьми и близкими – он так обнаженно, неприкрыто, с такой реалистической достоверностью воспроизвел их отталкивающую внешность, их духовную бедность и ничтожество, что, не ставя перед собой такой задачи, придал произведению зло-сатирический характер. Казалось бы, в строгой уравновешенной композиции, в неподвижных, нарядно одетых фигурах нет ничего, что нарушало бы традицию парадного портрета. Но как беспощадно вскрывает живописец сущность недалекого, обожающего только охоту Карла IV, злой, хищной, уродливой Луисы Пармской.

Новое видение художником действительности, его критический подход к ней находят также выражение в небольших композициях «Суд инквизиции», «Дом умалишенных», «Процессия флагеллантов» (1790-е гг. Академия Сан Фернандо, Мадрид), в которых нова и тематика, и острый, лаконичный, выразительный художественный язык.

Но, безусловно, самой значительной страницей в творческой биографии художника 1790-х годов является знаменитая серия «Капричос» г (1793– 1797), состоящая из восьмидесяти трех офортов. Серия открывается автопортретом Гойи, в котором нет следа ухарства и горячности, свойственных художнику в молодости. Большая тяжелая голова, мрачное немолодое полное сарказма лицо, настороженный взгляд глаз, смотрящих из-под нависающих век – это уставший, много передумавший и многое понявший человек. Трезво и внимательно посмотрев на мир, он увидел царящие в нем ложь, ханжество, тупость, суеверие и, воспылав негодованием, запечатлел их. Не давая сюжетной связи между отдельными листами, прибегая к иносказанию, органически сплетая воедино фантастическое и реальное, мастер создал сатиру на общество, зло посмеялся над церковью и высшим светом, человеческими слабостями и пороками.