Год молодежи
На главную
Год молодежи
На главную На главную О компании Художники О компании Мир профессий Карта сайта Будь здоров Мытари По городам и странам
Художники Звезда




Театр и актеры в творчестве Ватто



Одновременно с военной тематикой в творчество Ватто начинают прочно входить темы, связанные с жизнью театра и актеров. Еще в период пребывания у Жилло и Одрана в душе художника зародился интерес к театру, который он воспринимал как волшебный, мало ему известный мир. Впоследствии связь мастера с театром крепнет, он входит за кулисы, знакомится с отдельными исполнителями. Но в его произведениях нет реальных театральных сцен, конкретной обстановки. Он придумывает свои ситуации, свои мизансцены, декорации заменяет пейзажным фоном. Иногда это одинокая фигура музыканта, певца или танцора на фоне пейзажа: «Финетта», «Безразличный» (обе 1716–1717. Лувр, Париж) и др., иногда – несколько артистов или друзей художника в театральных костюмах: «В одежде Мецетена» (1710-е гг. Собр. Уоллес, Лондон), «Актеры итальянской комедии» (Около 1712 г. Эрмитаж) и др. Особое место среди картин театрального жанра занимает «Жиль» (1719–1721. Лувр, Париж). Это единственная крупнофигурная, простая по построению и лаконичная композиция Ватто. Жиль (он же Пьеро) – наивный, простодушный неудачник, изображен стоящим на переднем плане. Его большая неуклюжая фигура в белом одеянии рисуется светлым пятном на фоне далеких просторов неба. Напряженно-неподвижная поза, безвольно опущенные руки, бледное лицо, грустный взгляд убедительно раскрывают состояние его души, в которой живут одиночество, печаль, неудовлетворенность. Он смотрит прямо на зрителя, но не замечает ни его, ни движущихся за его спиной актеров, его собратьев по искусству. Далекий от всех, видящий все как бы сквозь какую-то дымку, он грустно, а может быть и чуть насмешливо, улыбается.

Образ одинокого мечтателя встречается во многих произведениях художника, которому были близки мысли и переживания своего героя. Все лично знавшие Ватто биографы отмечают, что даже среди близких ему людей он чувствовал постоянное одиночество. «Нетерпеливый, робкий, холодный и застенчивый, сдержанный с незнакомыми, но добрый, хотя и требовательный друг», – так характеризует его Жерсен. Его «жизнь терзаема сомнениями и отвращением», – пишет Кейлюс. Тяжело больной туберкулезом, мрачный и меланхоличный, временами язвительный и в то же время наивный и доверчивый, он постоянно неудовлетворен другими, собой, своими произведениями.

По приезде из Валансьена Ватто поселился у торговца рамами и картинами Пьера Сируа, через него он познакомился со знатоками и любителями искусства, в частности, зятем Сируа Жерсеном – торговцем картинами и меценатом, а также с банкиром Пьером Кроза – страстным коллекционером, обладателем богатейшего собрания живописи и гравюр. Оценив талант Ватто, Кроза предложил ему жить в его роскошном доме, заняв мастерскую, которая оставалась свободной после смерти художника Лафосса.

Пьер Кроза был не только любителем изобразительного искусства, но и страстным поклонником музыки, театра. В его доме собирались художники, актеры, поэты, устраивались концерты, театральные представления, велись утонченные изысканные беседы. Ватто не столько сам участвовал в этих развлечениях, сколько наблюдал. Оторвавшийся от среды, в которой он воспитывался в Валансьене, и принятый в высшие сферы аристократического общества, он не чувствовал себя здесь по-настоящему хорошо. Его тяготило постоянное общение с праздными людьми, его раздражало их любопытство.

Он чувствовал потребность уединиться, посмотреть на времяпровождение этого общества со стороны. Наблюдения художника дали ему богатый материал для творчества. Здесь, в доме Кроза окончательно оформился тот основной жанр «галантных празднеств», с которым прежде всего связано его имя («Общество в парке». 1716–1718. Лувр, Париж; «Затруднительное предложение». Около 1716 г. Эрмитаж и др.).