Год молодежи
На главную
Год молодежи
На главную На главную О компании Художники О компании Мир профессий Карта сайта Будь здоров Мытари По городам и странам
Художники Звезда




Марат в творчестве Давида



Во время суда над Людовиком XVI решительно и без колебаний Давид голосует за смертный приговор тирану, хотя и сознает ответственность этого шага. Он это делает, несмотря на неприязнь многих своих прежних друзей, несмотря на противодействие жены (Шарлотта-Маргарита развелась с ним после этого и переехала к отцу). Борьба приобретает все более острый характер. Накануне казни короля был убит один из тех, кто вотировал казнь Людовика XVI, – депутат Конвента Мишель Лепелетье. Давид участвует в организации пышных похорон Лепелетье, ратует за постановку ему памятника и создает портрет погибшего, где изображает его на постели полуобнаженным, с открытой раной – глубоко правдиво и одновременно торжественно, как героя-мученика. Этот портрет художник подносит Конвенту (подлинник не сохранился).

13 июля 1793 года был предательски убит Марат. Потрясенный этим известием, Давид спешит сделать зарисовку лица покойного и сопровождает ее надписью: «Марату – другу народа». В течение последующих трех месяцев он работает над созданием произведения, призванного увековечить и прославить Марата. Художник, навестивший тяжело больного Марата накануне его убийства, еще тогда был поражен его видом. Сидя в ванне, чтобы облегчить страдания (Марат испытывал боли от язв экземы, покрывавших тело), он писал на стоявшем рядом обрубке дерева, упорно продолжая работать. В портрете Марата, потрясающем по силе воздействия и необычайно емком по содержанию, художник отобразил не только воспоминание, о котором говорилось выше, но и трагическую развязку жизненного пути «друга народа». Темная и «пустая» верхняя половина картины усиливает впечатление от поникшего, тяжело опускающегося вниз тела. Запрокинута лицом к зрителю мертвая голова. В вытянутой руке письмо, которое помогло убийце проникнуть к Марату: «13 июля 1793 года. Анны-Мари Корде гражданину Марат. Достаточно того, что я несчастна, чтобы иметь право на вашу благожелательность». Рядом чернильница и еще один документ, за составлением которого смерть застала Марата: «Вы передадите эту пятифранковую ассигнацию матери пятерых детей, муж которой умер, защищая отечество». Тяжело упавшая рука еще сжимает перо. На полу нож. Зияющая рапа на теле и залитая кровью ткань простыни... С большой силой, доступной только подлинному художнику, Давид характеризует в одном этом суровом и лаконичном портрете жизнь, борьбу, общественные взгляды и гибель человека полнее, чем это можно было сделать в долгих и обширных описаниях.

Во время контрреволюционного переворота 9 термидора Давид, который еще накануне провозгласил в Конвенте, что готов разделить с Робеспьером даже смерть, не приходит на заседание. Появившись в Конвенте через несколько дней (что спасло его), он отрекается от Робеспьера и в страхе за свою жизнь пытается выгородить и оправдать себя. Его арестовывают и заключают в Люксембургскую тюрьму. В это время он создает свой единственный пейзаж, запечатлев вид Люксембургского сада из окна камеры. С большим трудом, после многочисленных ходатайств художника, его учеников и жены, которая в трудное для Давида время помирилась с ним и хлопотала о его освобождении, узник был выпущен до суда и уехал к родственникам в Сент-Уен. Однако враги Давида, в частности, и живописцы из реакционного лагеря, составили петицию, содержавшую обвинения в адрес художника. Давид вновь попадает за решетку и лишь после долгих усилий, ходатайств и оправданий судебное преследование прекращается. С этого момента он уже не появляется на политической арене, однако как художник сравнительно скоро вновь займет ведущее положение.