Год молодежи
На главную
Год молодежи
На главную На главную О компании Художники О компании Мир профессий Карта сайта Будь здоров Мытари По городам и странам
Художники Звезда




Романтическая французская драма Гюго



На событиях Июльской революции выросла драматургия Виктора Гюго, пронизанная политическим свободомыслием и глубоким демократизмом. Между 1829 и 1842 годами он создал восемь романтических драм, составивших важный этап в истории французского театра.

Первая из этих драм «Марион Делорм, или Дуэль в эпоху Ришелье» (1829) была запрещена цензурой, не без основания узревшей в образе слабоумного Людовика XIII намек на царствовавшего тогда короля Карла X, и увидела сцену лишь после свержения Бурбонов, в 1831 году. Поэтому решающую роль в становлении романтического театра сыграла вторая драма – «Эрнани». Постановку «Эрнани» в накаленной атмосфере кануна революции (25 февраля 1830 года) нельзя было истолковать иначе, как политическую демонстрацию. В предисловии к «Эрнани» Виктор Гюго прямо объявил свой романтизм «либерализмом в литературе», а в самой драме изобразил отверженного обществом человека трагическим героем и соперником короля. Появление такой пьесы на сцене театра «Французской комедии», освященной вековой традицией классицизма, означало дерзкий вызов общественному мнению в литературных вопросах. Премьера «Эрнани» вылилась в генеральное сражение между классиками и романтиками, которое окончилось полной победой – отныне он получил право на существование в театре.

Современников поразила прежде всего внешняя новизна драм Гюго: вместо привычного мифологического или легендарного сюжета, условно-«античных» декораций – живописная средневековая Франция, Испания, Италия, Англия; вместо фижм и париков – местный колорит, исторические костюмы и обстановка, испанские плащи, широкополые шляпы, «стол, покрытый во вкусе XVI века», зала «в полуфламандском стиле времен Филиппа IV». Пренебрегая единством места, Гюго смело переносит действие из будуара куртизанки в королевский дворец, из картинной галереи – в могильный склеп, освещенный факелами, в лачугу контрабандиста, в мрачные темницы Тауэра. Столь же дерзко нарушено единство времени – действие охватывает иногда целые месяцы. Элементы трагедии и комедии перемешаны и в сюжете и в языке. Но самыми впечатляющими были тот бунтарский пафос, та атмосфера борьбы и отваги, тот накал больших страстей, тот гуманизм, которые составляют самую душу драматургии Виктора Гюго.

Под натиском новых идей рассыпалась старая классическая форма. О каком делении на высокий и низкий жанр может идти речь, если король соперничает с «бандитом», королева отвечает взаимностью влюбленному лакею, а жалкий шут попирает ногой мнимый труп могущественного монарха? Если положительные герои – это плебеи без рода и племени, униженные, отверженные, сброшенные на дно общества, а отрицательные персонажи – это целая вереница алчных, бездарных вельмож и глупых, жестоких, безнравственных королей?

Исторический маскарад никого не мог обмануть, современники назвали драму Гюго «современной», в отличие от далекой от современной жизни классической трагедии. Драма «Король забавляется» явилась прямым откликом на республиканское восстание в Париже 5–6 июня 1832 года; во время премьеры в зале послышались революционные песни «Марсельеза» и «Карманьола», пьеса была запрещена на целых полвека и возобновлена только в 1885 году.

В драме «Мария Тюдор» (1833), появившейся между двумя народными восстаниями (1832 и 1834 годов), Виктор Гюго вывел в качестве идеального героя рабочего, блузника, собрата тех, кто выступил под черным знаменем лионских ткачей с лозунгом «Хлеб или смерть!». В этой драме восставший народ Лондона дает отпор королеве. А в драме «Рюи Блаз» (1838) плебей, оказавшись у кормила правления, олицетворяет народ, от которого только и можно ждать спасения для гибнущей страны.

Правда, в драмах Гюго условность классицизма оказалась заменена другой, романтической условностью, – из одной пьесы в другую шагал все тот же романтический герой, благородный бунтарь и отщепенец, одетый то в платье испанского горца, то в блузу, то в ливрею, произносящий все те же тирады, облеченные в великолепные стихи. Но важно было то, что новый жанр романтической драмы, созданный Виктором Гюго и укрепившийся во французской литературе, наполнился злободневным политическим и социальным содержанием. Деятельность Гюго как драматурга привела к значительной демократизации французского театра.