Год молодежи
На главную
Год молодежи
На главную На главную О компании Художники О компании Мир профессий Карта сайта Будь здоров Мытари По городам и странам
Художники Звезда




Гейне против Берне



Основное место в творчестве писателя этих лет занимает публицистика. Живя в изгнании, он стремится осмыслить общественное и культурное положение своей страны и познакомить с ним французскую публику. Среди его публицистических работ 30-х годов особенно выделяются две книги: «К истории религии и философии в Германии» (1834) и «Романтическая школа в Германии» (1833). Гейне создает не научные трактаты, а живые, полные юмора и блестящих наблюдений очерки, цель которых заключается не только в том, чтобы показать философскую и литературную жизнь Германии, но и открыть перед ней путь к новым и современным целям.

Историю религии и философии в Германии он рассматривает как процесс развития свободы мысли. В нем выделяется несколько этапов, которые Генрих Гейне называет этапами «философской революции». Высший из них – революционная диалектика Гегеля. Философская революция, как считает писатель, с необходимостью должна привести немцев к революции социальной. Гейне убежден, что в скором времени «в Германии будет разыграна пьеса, в сравнении с которой Французская революция покажется лишь безобидной идиллией». Раскрытие революционного характера немецкой классической философии Ф. Петров отмечал как большую заслугу Генриха Гейне.

В «Романтической школе» Гейне дает очерк развития немецкой литературы того периода, который он сам назвал «эстетическим». Этот период включает в себя не только творчество писателей немецкого романтизма, но также Шиллера и Гете. Анализ тенденций литературного развития Германии Гейне ведет с позиций, диктуемых современностью. Поэтому его оценка предшествующего этапа носит в основном критический характер. В ряде случаев его характеристики памфлетно заострены и поэтому не всегда справедливы.

Главным объектом нападок Генриха Гейне является идеализация средневековья у романтиков, их отрыв от реальной жизни. Их творчеству он противопоставляет литературу новой Германии, обращенную к проблемам сегодняшнего дня. Но в то же время он ценит романтиков за обращение к народному творчеству, выделяет тех из них, кто тяготел к «земной реальности». Критикуя романтизм, Гейне, однако, понимает его исторические истоки, связанные с глубоким недовольством писателей-романтиков антигуманной сущностью окружающей действительности. «Быть может, – пишет он, – некоторых немецких поэтов романтической школы, честных в своих исканиях, впервые принудило бежать от современной действительности и стремиться к возрождению средневековья недовольство нынешней религией денег, отвращение к эгоизму, чей чудовищный оскал всюду их преследовал».

Разделяемый Гейне в 30-е годы сенсимонистский идеал общественного устройства предполагал не только развитие материального прогресса, но и расцвет искусства и духовное обогащение личности. В истории развития общественной мысли он видит борьбу спиритуализма и сенсуализма. Спиритуализм сужает возможности личности, устремляя ее к духовным ценностям, независимым от материального мира. В сознании автора он связан с христианством. Сенсуализм, напротив, отстаивает ее право на «наслаждение благами этой прекрасной земли». Защитников спиритуализма Гейне называл «назареянами», а себя причислял к «эллинам». Хотя в проповеди наслаждения и содержались внутренние противоречия, «эллинизм» Генриха Гейне был борьбой «...за действительное освобождение человечества, за переустройство материальной базы общества, за разумную и справедливую организацию его материальной жизни». Защищая «эллинизм», Гейне вступил в борьбу с немецкими мелкобуржуазными радикалами, вождем и идейным вдохновителем которых был Людвиг Берне. В 20-е годы Генрих Гейне и Берне были единомышленниками: оба вели борьбу против феодальной реакции. Но годы эмиграции положили начало размежеванию их общественных позиций. В книге «Людвиг Берне» (1840) Гейне в резкой полемической манере, иногда впадая в крайности, допуская бестактные выпады по поводу личной жизни Берне, ополчался против уравнительных теорий немецких радикалов. Ратуя за всеобщее имущественное равенство, они не учитывали многосторонности в развитии общественного прогресса, утилитарно подходили к искусству и к отдельной человеческой личности. Берне настаивал на политической роли искусства. В условиях идеологической борьбы 30-х годов это обладало бесспорным значением. «Но он отрывал политику от других сторон жизни, и там, где искусство отзывалось на жизнь в целом, там оно не находило у Берне теоретического признания». Это и вызвало резкий протест Гейне. В целом книга Генриха Гейне о Берне довольно противоречива. В полемическом увлечении Генрих Гейне принижает значение Берне, который был мужественным борцом против немецкого убожества.